социально-документальный проект Алены Агаджиковой
Хроники обыкновенного фемицида
С благодарностью сопровождающим психологиням Оксане Корсуновой, Хане Корчемной, Ирине Мороз, а также юристке Алене Поповой
По данным ВОЗ, каждая третья женщина в мире хотя бы раз в жизни подвергалась насилию. Почти 40% убийств женщин — это убийства, совершенные их сексуальным партнером, мужчиной. В России о случаях физического насилия сообщила каждая пятая респондентка. В феврале 2017 года в России был принят закон о декриминализации домашнего насилия. Избиения "в семье" начали караться административными штрафам, что привело к многократному увеличению жалоб женщин в кризисные центры и росту насилия в отношении женщин в целом. Дела Маргаритой Грачевой, чей муж отрубил ей кисти рук; жестоко убитой Елены Вербы, муж которой работал в ФСКН; Галины Каторовой, подвергавшейся постоянным избиением от мужа в течении долгих лет и убившей его в момент самозащиты — это только самые громкие случаи фемицида из его огромной череды.

Этот проект был создан, чтобы дать голос женщинам, которые ощущают постоянную угрозу за свою жизнь. Они ходят с ножами, перцовыми баллонами, тщательно выбирают наиболее эффективные средства самозащиты в магазине, изучая при этом уголовный кодекс, чтобы нанести потенциальному насильнику минимальный вред. Несовершенство существующей статьи о превышении самообороны, декриминализация домашнего насилия, архаические аттавизмы вроде "бьет - значит любит" смещают ответственность за совершенное над женщиной насилие на нее же саму.

Почему каждая женщина, которую вы знаете, боится возвращаться домой после сумерек? Кого и чего она боится? Что вы скажете, если узнаете, что на нее напали? Попробуйте ответить на эти вопросы, прочитав монологи 27 смелых женщин, которые открыто рассказали о насилии в своей жизни, страхах и мыслях насчет действующего законодательства. А потом покажите этот проект тем, кого вы знаете. Возможно, так мы постепенно придем к миру, в котором наши дочери, сестры, матери и жены не будут находиться под ежедневным риском убийства или повреждений разной степени тяжести.

Алена Агаджикова
журналистка, фотографка, активистка
Сайонара
Перцовый баллон, маленький нож
Готова к самообороне с 14 лет


В десять лет я проснулась от того, что в мои трусы залезла чужая рука. В диком испуге я побежала в туалет, закрылась там и начала реветь. Я не понимала, что это было и зачем, но точно осознавала, что это не нормально. Мужчиной, который это сделал, был муж лучшей подруги моей матери. До этого они втроем сидели на кухне и общались. Почему в какой-то момент он пошел в комнату к десятилетнему ребенку и начал делать это, я не знаю. Я боялась рассказать о случившемся матери и так не рассказала. Из-за того случая из детства, я не могла не только вести половую жизнь, но даже трогать себя, до двадцати лет. А от мысли, что это будет делать какой-то парень, меня начинало трясти. Когда в 19 лет я решилась на секс, меня вырвало от нервного перенапряжения.

В четырнадцать лет я рассказала знакомому, что по возвращению домой постоянно встречаю одного и того же старика, который трогает себя в кустах. Знакомый отдал мне свой перцовый баллон, чтобы в случае чего, я могла себя защитить. С тех пор я хожу с ним.

Одну из моих подруг поймали трое парней, отвезли в лес, изнасиловали и избили. Я видела последствия и не хочу этого даже описывать. Спасибо, что оставили живой. Я считаю, что когда на тебя нападают, ты не должна думать о том, чтобы тебя саму не посадили. Тебе надо думать о том, чтобы спастись! Самооборона на то и самооборона, и последствия должны волновать не тебя, а человека который напал.

Дария
Нож
Готова к самообороне с 13 лет


Всю жизнь отец напоминает мне про осторожность. С детства я слышу о риске ограбления, изнасилования, продажи меня на органы, в сексуальное рабство. Как только я начала красить волосы, первое, что папа сказал мне — быть аккуратнее на улице, чтобы не оказаться в неприятностях из-за внешности. «Лучше носи вечером шапку, когда возвращаешься из художки, меньше агрессивных уродов привлечешь». Он всегда призывал думать о том, какие повреждения наносишь при самообороне, рассчитывать фатальность урона, иначе спасая себя, можно попасть в тюрьму за убийство. Я ношу с собой нож, хотя предпочла бы не использовать его до крайнего случая.

Домогательства это повседневность каждой девушки. Несколько раз в месяц со мной пытаются заговорить на улице, познакомиться. В какой-то момент мужчины в транспорте решают, что ты им интересна, а что об этом думаешь ты сама - никого не волнует. Отказ принимают двое из десяти, не больше. И почти всегда мужчины хватают меня руками, не дают уйти или идут за мной. Несколько раз меня пытались прижать к стене. Однажды таксист начал приставать ко мне с вопросами о моей сексуальной жизни. Я отказалась отвечать, потребовала остановить машину, он это сделал, но дверей не открыл и сказал - «малолетняя шлюха, хочешь отсосать мне?»‎. Мне просто повезло, что водительская блокировка дверей отменялась личной кнопкой на двери.

Одну из подруг изнасиловал за школой один одноклассник, почти все рассказывают о преследователях и насильственных методах принуждения к знакомству, о подвыпивших мужчинах, которых хватали и лапали в темное время суток, о домогательствах в клубах, на концертах.

Избежать превышения самообороны очень просто: отменить закон, который перекладывает на жертву ответственность за совершенное над ней насилие. Какого черта пострадавшая или пострадавших вообще должны заботиться о их благополучии или выживании?

Настя
Молитва «Отче наш»
Готова к самообороне с 12 лет


Я знаю, что родные осудят меня за то, что я делюсь таким опытом. Они не были на моем месте, поэтому считают, что этого нужно стесняться. И вообще, что я сама виновата в доверчивости к тем, кто не контролирует себя. Я слышала, что чаще нападают знакомые. Так случилось и со мной. В 2005 году коллега изнасиловал меня на улице в лютый мороз, в минус 37 градусов. Я долго лежала в больнице, у меня чуть не отказали почки. Я даже не рассказала об этом никому. Разве я смогу признаться, что сама пошла куда-то с человеком, которому не могу безусловно доверять?

В 14 лет я хотела подработать, нашла объявление на должность курьера за гроши, пришла на собеседование, все было нормально, пока дяденька не достал член и не стал тыкать мне в лицо. Мой обескураженный вид его не возбудил и он отпустил меня домой. Дома я рассказала обо всем маме. Мамин муж рвал и метал, собирался "начистить морду тому козлу", но мать остановила его. Спустя уже больше, чем полжизни, я спрашиваю ее: "Вон та женщина из новостей подала в суд за то, что ее за жопу начальник схватил, а я была в гораздо худшей ситуации! Почему ты не помогла мне, почему мы не ходили к ментам?" Мама ответила, что в то время было "не модно писать заявления", видимо, иронизируя над ситуацией с женщиной из новостей.

Вопрос превышения самообороны очень тонкий. Пока я не начала заниматься борьбой, то вообще не знала, на что способна. Теперь имею представление о самообороне, но не владею ею настолько, чтобы тонко рассчитать момент, когда человек уже не будет продолжать нападение, но и останется цел и невредим.

Кипарис
Баллончик, сигнальный пистолет «Пионер»
Готова к самообороне с 15 лет


У меня есть явная политическая позиция и некоторые люди с ней не согласны, поэтому на меня неоднократно нападали. Первый раз при выходе из метро распылили баллончик в лицо и убежали, а второй раз схватила толпа недоброжелателей и разбила лицо.

Я считаю,что термина «превышение самообороны» быть не должно. Под него может попасть все, что угодно: от ножевого ранения до простого синяка. Все зависит от человека, которому был нанесен вред от «превышения», а точнее, от его привилегий и регалий. Когда есть угроза жизни, то бороться нужно до конца. Иногда достаточно просто напугать нападаюшего и он сам сбежит. Для этого лучше использовать что-то внушительнее, чем перцовый баллон. Но и перцовка тоже спасает.

Даша
Кольца, кулак, болт, «замотанный» в пластилин
Готова к самообороне с 13 лет


Когда я была в шестом классе и меня обижали в школе, болт в пластилине мне подарил дядя. Он сказал, что так удар будет тяжелее, и если я им воспользуюсь, меня больше не тронут. Это иронично, потому что дома именно он постоянно меня избивал. В 16 лет я не выдержала и сбежала к крестной.

В 13 лет я подверглась изнасилованию. Я боюсь подробно рассказывать про тот случай, не хочу, чтобы люди меня осуждали, мне тяжело читать комментарии вроде "сама виновата". Спустя несколько лет после сексуального насилия я гуляла у метро «Речной вокзал», из магазина выбежал мужчина, схватил меня за руки и приставил нож к горлу. За ним выбежал охранник. Человек меня толкнул, а сам побежал через дорогу от магазина. Никто из прохожих даже не спросил, в порядке ли я. В прошлом году прохожий окликнул меня, схватил сначала за руку, а потом за плечи, бормоча, что нам будет «весело». Я ударила его кулаком в лицо, он отшатнулся, и я рванула домой, что есть сил.

В нашей стране стерты границы превышения самообороны. Непонятно, когда тебя начнут обвинять. Но все должны помнить про человеческий фактор: каждый по-разному реагирует на экстренные ситуации. Кто-то в панике хватается за нож, чтобы спасти себя и детей. А кто-то действует с холодным разумом. Я, например, в случае насилия голову не теряю, но на всякий случай не беру с собой ничего, что могло бы убить человека. Да, я буду биться за свою безопасность и жизнь, но мне до сих пор беспокойно, что за эту самую защиту меня могут обвинить и посадить.

Паша
Нож
Готова к самообороне с 16 лет


Я хожу на свидания с ножом. При встрече показываю его, улыбаюсь и говорю - "захочешь сделать нехорошее - он окажется у тебя под ребром". Я не собираюсь защищаться, если только это не будет вопрос жизни и смерти, потому что знаю, как легко мне могут пришить превышение самообороны. Нож мне нужен для создания образа человека, который не боится защищать себя. Еще у меня есть приложение в телефоне вроде тревожной кнопки, он скидывает выбранным контактам мое местоположение и сообщение о том, что я в опасности.

В моей жизни было много насилия, особенно от близких людей, друзей, друзей друзей, со стороны семьи. Это сделало меня очень злой. Я поняла, что все пристают только тогда, когда им кажется, что они останутся безнаказанными, что я не смогу дать им отпор. Так что теперь я считаю очень важным показать, что я не буду молчать и не буду бояться.

Примерно 7 из 10 моих знакомых девушек имеют за плечами хотя бы одну историю про изнасилование. Количество насилия вокруг ужасает, а люди, которые это делают, часто даже не понимают, что совершили плохой поступок. Потому что многие девушки молчат. Это наша самая большая ошибка - молчать. Думаю, что на данный момент лучшая защита для женщин это быть громкими, говорить о своем опыте, показывать пальцем на тех, кто совершает насилие и не бояться называть их имена.

Елизавета
Рюкзак, телефон, удобная обувь, крав мага (техника ближнего боя)
Готова к самообороне с 10 лет


Раньше я думала, что рюкзак только мешает при нападении, но позже стала ходить на крав-магу и нам показали, как им можно обороняться. На снимке я выставляю руки вперед в знаке "стоп", это тоже часть техники, необходимая, чтобы начать обороняться.

Когда за мной идет подозрительный тип и мне страшно, я делаю вид, что разговариваю по телефону, громко называю название улицы и договариваюсь, что меня скоро встретят. Пусть преследователи знают, что я не одна. Удобная обувь нужна, чтобы убежать.

Мою подругу изнасиловали в 11 лет. Я видела, как полиция и скорая приезжали за трупами девушек в парк недалеко от моего дома. Недавно моя мама спасла девушку от изнасилования, спугнув троих парней собаками. Несколько раз меня преследовали на улице, кричали вслед, и я готовилась к нападению. Однажды мы с другом заступились за девушку, а мужик, который прицепился к ней, переключился на нас. Угрозами и силой он заставил друга отдать ему документы и раздеться, хотя была зима, а мне разбил губу, когда я пыталась его оттащить. Помню, что тогда цеплялась за телефон и звонила в полицию. Было страшно и хотелось, чтобы диспетчер оставалась со мной на линии, пока не приедет полиция, но она положила трубку, приняв вызов.

На крав-маге нас учат, что важно предупредить первый удар и сделать контратаку, чтобы выиграть время на побег. Чем в более критичной ситуации ты находишься, тем более мощная защита и контратака необходимы. Поэтому статья о "превышении" самообороны бессмысленна: чтобы защититься, необходимо превысить свой ответ над действиями насильника.

Карина
Агрессия
Готова к самообороне с семи лет


Я только пошла в школу, когда умерла моя мама. Мы с сестрой остались один на один с отцом, в кавказской семье. Отца я боялась всегда: все детство он нависал над нашим домом молчаливой грозной тучей, рискуя в любой момент обрушиться громом и молнией. В ночь смерти мамы я лежала и думала, что вместе с мамой пропала и та защитная стена, которая отгораживала меня от отца.

Он бил нас, но больше кричал. Постоянно приходил в ярость по мелочам, не пускал общаться с друзьями, объясняя это тем, что у нас "особая ситуация", что означало смерть мамы, от которой отец страдал. Дома меня постоянно преследовал страх. Я до сих пор помню чувство внутреннего замирания, которое испытывала, когда слышала, как открывалась входная дверь. Жизнь тогда казалась мне совершенным кошмаром. Я не видела никакого выхода.

Моим средством самозащиты от отца стала агрессия. Я научилась отвечать на насилие агрессивностью, и с тех пор эта эмоция стала частью меня, с одной стороны помогая, но больше принося вред. Не знаю, как бы складывалась ситуация, если бы я не уехала учиться в Москву, но мой отъезд примирил нас. Сейчас я отца больше жалею, чем виню: из-за возраста и одиночества, в котором он остался после нашего с сестрой отъезда. Во многом из-за жалости к его чувствам я и не хочу показывать свое лицо на снимках.

Считаю ли я возможным превышение самообороны? Да - когда ты бесправен, бессилен и не видишь выхода. Я этот выход нашла в том, чтобы уехать, но не у всех есть такая возможность.

Саша
Бита, носит изредка
Готова к самообороне с 14 лет


Я с битой, конечно, не хожу все время. Ее мне в шутку подарил друг, когда я сказала, что мне страшно возвращаться домой по вечерам. Когда я возвращаюсь, то стараюсь быть осторожной. Держу телефон в руке, смотрю по сторонам, смотрю на тени, которые отбрасывают люди, идущие сзади. Замечаю, что другие девушки делают тоже самое.

На моих знакомых девушек нападали, одна моя подруга подверглась сексуальному насилию. Мне повезло: ничего по-настоящему страшного со мной не происходило. Но не так давно был неприятный случай. Я возвращалась на такси со свадьбы друзей, такси вызвали по приложению. Ехала не одна, поэтому села на переднее сидение. Мои попутчики вышли раньше, а я не стала пересаживаться. Когда мы остались с таксистом наедине, он без предупреждения откинул спинку моего кресла, взял мой рюкзак и кинул его на заднее сидение. Дальше он стал рассказывать истории своих сексуальных похождений. Я пыталась перевести все в шутку, начала врать про мужа, который ждет дома, а сама держала на кнопке вызова номер соседа. Мы уже подъезжали к моему дому, но он не торопился останавливаться у нужного подьезда и продолжал что-то рассказывать. Внутри поднималась паника, но я спокойно и твердо попросила его остановиться. Он сказал что-то неприятное, но выполнил мою просьбу.

Про превышение самообороны мне рассуждать довольно сложно. Потому что я понимаю, что с моей комплекцией и подготовкой выбора «fight or flight» не стоит. Я всегда постараюсь убежать. Но если деваться некуда, надо пробовать себя защитить.

Айжан
Руки, которые пишут, которые учатся, которые в ответ на агрессию могут дать по шее
Готова к самообороне с 8 лет


Когда я отбирала пистолет у парня моей мамы, мне было 20 лет. Он хотел им кому-то угрожать. Откуда и как он у него оказался, я не знаю. Но это был самодельный револьвер, заряженный и без предохранителя. Я говорила, пока он пытался выхватить его из моих рук: «‎Ты делаешь мне больно, но это ерунда. Если ты уйдешь с пистолетом, то можешь не возвращаться. Потому что, выбирая между этой вещью и нами, ты выбрал ее». Он резко распрямился и ушел без оружия со словами: «‎Если то, что ты сказала, правда, то я самый большой м***к» Даже для человека в ярости есть слова, услышав которые, он откроет в себе что-то важное.

В школьном возрасте двое мальчиков на пару лет старше пытались затолкать меня в квартиру одного из них. К счастью, я убежала. Раз в один-два года то таксист пытается поцеловать, то нетрезвые начинают хватать руками. Три года назад пьяный мужик орал на нас с подругой матом в Барнауле. Просто подошел, пока мы сидели и болтали, называл нас лесбиянками и крыл матом. Последний раз до меня домогались в кафе Молодость, этот громкий случай разлетелся по интернету. После него я узнала о насилии по отношению к моим знакомым и незнакомым так много, что пару дней не проходило ощущение тошноты. Были мысли, что так жить нельзя. Что с этим что-то нужно делать здесь и сейчас.

Самооборона - это насилие в ответ на насилие. Любое превышение самообороны - это насилие умноженное на ущерб, причиненный этим насилием. Поэтому и мои руки, бывает, превращаются из рук писателя в руки человека, раздающего оплеухи. И это горько, обидно. Потому что кулак - признание своего бессилия разрешить ситуацию путем слов. Но есть границы, которые нужно защищать. И каждый случай превышения самообороны нужно рассматривать под микроскопом.

Александра
Перцовый баллончик
До того, как он появился, ходила со стеклянной пилочкой для ногтей или ключами
Готова к самообороне с 20 лет


Раньше я жила в подмосковном Лыткарино, а моя работа заканчивается поздно. Остановка транспорта была рядом с домом, но все равно было страшно. Потом я переехала в Москву, и перестала все время держать баллончик наготове (он просто лежит в сумке). Сейчас, после недавнего нападения на девушку в самом центре Москвы, я снова ощущаю необходимость всегда быть начеку.

Однажды рядом с моим домом в Лыткарино ко мне подошел мужчина средних лет и стал вести диалог, в ходе которого предложил пойти к нему домой, где он "хорошенько меня трахнет". Было очень страшно, а никаких средств самообороны с собой не было - я вышла подышать воздухом около подъезда, была ночь - и я не знала, как смогла бы защититься, примени он силу. Я накричала и обматерила его, и он просто ушел. На одну мою знакомую напали ночью и пытались изнасиловать. У нее в кармане была ручка, которую удалось воткнуть в нападавшего, оглушить его ударом и убежать.

Один из способов избежать превышения - это отучиться на курсах самообороны, чтобы знать, как оглушить и обезвредить нападающего, не нанося тяжких повреждений. Но это вряд ли работает в стране, где полицейские говорят "он же вас не изнасиловал" или "он же вас не убил, значит обвинить его не в чем".

Варя
Кнопка "Помощь" на телефоне в приложении, угрожающий силуэт
Готова к самообороне с 11 лет


С детства я хожу по городу одна. В 11 лет, в час пик, в метро за мной увязался пожилой мужчина. Он начал вежливый разговор на эскалаторе и проводил до самой школы. Наверное, со стороны мы выглядели как дед и внучка - но он лез руками ко мне под одежду. Я не знала, как на это ответить, ведь была воспитана с уважением к пожилым людям. Надо было оттолкнуть этого человека или твердо сказать ему «нет», но я не могла. В школе, в слезах, я позвонила семье - и меня отругали за то, что я так не поступила. С тех пор я стала осторожнее и не доверяю даже вежливым старичкам.

И меня одну, и даже вместе с подругой, неоднократно преследовали. Так появилось еще одно правило: ни в коем случае не привлекать внимания к себе в общественном месте. На улице я не смотрю мужчинам в глаза.

Выходя в «опасную» среду, я стараюсь придать силуэту угрожающий вид: сутулые плечи, голова опущена, хмурый взгляд исподлобья, руки в кулаки и широкий шаг. А еще кнопка SOS в телефоне и готовность бежать. Не уверена, что смогу ответить силой на агрессию. Поэтому мое оружие — внешний вид, предупреждающий, что я не настроена дружелюбно.

Лера
Малые английские борзые
Готова к самообороне с 11 лет


Мы с семьей заводили собак для того, чтобы их любить, никаких других причин не было. Но когда я гуляла всю зиму с ними по темноте, то заметила чувство уверенности, перестала сжимать брелок от ключей в руке.

В детстве и подростковом возрасте ко мне несколько раз приставали незнакомые, всегда очень пьяные мужчины. Начиналось все с нецензурного обращения и хватания за руки. Я не выясняла, что им нужно, сразу бежала со всех ног. От незнакомцев на улице это до сих пор помогало, но, к сожалению, побег не приходил в голову, когда агрессия и насилие исходили от знакомых. У большинства моих подруг есть похожие истории, той или иной степени п****ца. Правда, рассказывают скорее о тех, которые закончились "удачно".

Я думаю, что все мы ведем себя в экстремальных ситуациях по-разному. Я знаю людей, которые начинают мыслить крайне рационально, мгновенно принимают самое верное из возможных решение. У кого-то, наоборот, наступает аффект. В любом случае, человек, инициировавший акт агрессии, должен понимать, что посягая на чужую жизнь и здоровье можно получить в ответ любую реакцию. В том числе плачевную для нападавшего. И вина, в том числе юридическая, должна лежать на агрессоре. Как это все урегулировать, должны решать эксперты. Но текущее положение "умри или сядь" совершенно несправедливо.

Саша
Баллон, нож
Готова к самообороне с 22 лет


В большинстве случаев со мной не было людей, которые могли бы меня защитить. Я учусь защищать себя сама. Расскажу про один случай. Я жила в Подмосковье и шла от остановки домой. Кеды, черные джинсы, толстовка - обычный дворовый лук. Так как я всегда слежу за обстановкой вокруг, того пьяного типа приметила сразу. Он замедлялся одновременно со мной, я видела его тень. Я решила присесть и «завязать шнурок». Он меня обогнал, я выждала некоторое время и пошла дальше. Внезапно он остановился, дождался, когда я сравняюсь с ним, и дотронулся до моей задницы. Единственное, что я в тот момент смогла, это хрипло выдавить из себя - «ты че, о**ел?». Он улыбнулся, пробормотал что-то на другом языке и пошел дальше. После этого я купила баллон.

Само по себе понятие «превышения» самообороны кажется мне глупым. На меня напали, а я еще должна думать, насколько далеко от лица нападающего мне надо распылять перцовый баллончик, дабы не задеть ни чувства, ни глаза бедолаги! Чтобы избежать не только «превышения», но и самой самообороны, надо воспитывать другое общество. Я верю, что это возможно: мы уже это делаем.

Ксюша
Перцовый баллончик
Готова к самообороне с 15 лет


В 18 лет я переехала в Москву и со мной стали приключаться стремные ситуации, в которых я часто жалела, что у меня не было ничего для защиты себя. В ход шли старые-добрые «кричи», «беги», «звони несуществующему мужу». Но я долго ничего не покупала, потому что не могла выбрать «идеальное» средство самообороны: какие-то не работают на расстоянии, другие только на нем и эффективны, что-то нельзя использовать в закрытом помещении. Восьмого марта коллега предложила скинуться и купить всем девочкам баллоны. Тогда я узнала, что есть такие, которые стреляют пеной — их можно использовать и в помещении, и на улице, и купила.

Ко мне часто приставали таксисты. Пытались увезти меня с нужного маршрута, отказывались принимать деньги и предлагали расплатиться натурой, преследовали прямо до подъезда. Один раз мужик бежал за мной два квартала, когда я послала его на*** из-за очень настойчивых предложений познакомиться. Я пыталась позвонить в полицию, он выбил мой телефон из рук и тот сломался. Один раз кампания незнакомых парней зажала меня у стенки.

Бывало, я попадала в ситуации, когда насилие совершали по отношению к незнакомым мне людям и я пыталась их защитить. Один раз я услышала, как девушка кричит, а парень зажимает ее у стенки. Я подошла к нему и сказала, что вызываю полицию. Он ответил, что девушка - его коллега, она пьяна, и что он хочет, чтоб «‎она перестала истерить»‎. Девушка просила его отпустить ее и я позвонила в полицию, описала, как он выглядит. После этого ему стало стремно и он ушел.

Однажды я использовала камеру как оружие — в вагоне метро пьяный бугай пытался побить подростка в тюбетейке. Я подошла к бугаю и сфотографировала его, сверкнув вспышкой прямо в лицо. Он сразу переключил внимание на меня и заорал, что прямо тут меня изнасилует, выбил камеру из рук. Потом сел, плюнул на пол, и следующей станции вышел. Ни за того подростка, ни за меня, никто из пассажиров даже не попытался вступиться.

Одну мою подругу изнасиловал на улице незнакомец.

Я не знаю, как противостоять насилию на улице. Но в случаях насилия в семье, а как известно, женщины часто попадают в тюрьму за убийство в результате систематического насилия, у меня есть несколько мыслей. Важно, чтобы детей в школах и семье учили тому, что такое границы, что нельзя делать с их телом и телом других людей. Важно, чтобы было больше кризисных центров для женщин, чтобы они были более доступными с бюрократической стороны. Хорошо, если появится, как в Америке, система, при который абьюзер не мог приближаться к человеку, которому он делал больно, на определенное количество метров, иначе его немедленно арестуют. Нужны центры реабилитации для жертв насилия .

Нужны центры, которые помогают абьюзерам перестать совершать насилие. Нужно менять правоприменительную практику в области самообороны, проводить тренинги для полицейских и следователей о том, как работать с жертвами насилия. Возможно, если эти кирпичики сложатся в стену, жизнь станет безопасней. Нужен закон о домашнем насилии.

Софа
Ключи
Готова к самообороне с 14 лет


Одну из моих подруг изнасиловали. У меня же бывали стычки с неадекватными людьми во дворе, в поздних полупустых электричках... но ничто не сравнится с ужасом, когда в мои 22 года домой приехали два бугая и насильно повезли меня в реабилитационный центр для наркозависимых. Там, по распоряжению матери, я находилась против своей воли еще 7 месяцев, не имея возможности уйти или связаться с полицией. Несмотря на мою полную дееспособность и совершеннолетие. Это была тюрьма. В первый день все, что я чувствовала - душевную боль, беспомощность, страх, потерянность и осознание, что я ничего не могу поделать против двух огромных мужиков. В пути они унижали меня и стебались над моим положением. Уже полтора года мне снятся кошмары, где я пытаюсь убежать от этих людей. Я употребляла наркотики, потому что лечила свое психическое расстройство единственно доступным и работающим тогда способом. Но никто не заслуживает того, что я пережила тогда: затаскивания в машину, толчков, насмешек, мата, обзывательств - "конченая", "наркоманка".

Про самооборону. Лучше быть в тюрьме, чем мертвой. В прямом смысле или морально, для меня нет разницы. Не знаю, как этого можно избежать в России. Если законы не позволяют женщине защититься от насилия — нужно менять законы.

Аня
Перцовый баллон, нож.
Готова к самообороне с 22 лет.

В разные годы я носила для уверенности зонт-клюку, отвертку, тупой дедушкин нож, бутылку пива... все, кроме того, что действительно помогло бы мне защититься. Информация по средствам самообороны в интернете в мое время была безрадостной: писали, что женщине они ни к чему, потому что они не помогут. Но сейчас я остановилась на двух наиболее эффективных средствах: перцовый баллон и нож с рукояткой, который мне подарили друзья.

Один из разов, когда я использовала перцовый баллон, случился в метро. По вагону слонялись двое чуваков, которые приставали к окружающим. Их внимание упало на меня, так как я выгляжу андрогинно и не брею ноги. Один из чуваков стал шептать мне через наушники - "а ты мальчик или девочка?". Потом они начали надо мной смеяться, подобрали с пола какую-то мерзость и хотели кинули мне в лицо. Я не выдержала и залила одного из них. Мужик присел на корточки, закрыл лицо руками и расплакался. Девушка напротив показала мне большой палец. Еще один эпизод произошел с участием того же баллона. К нам с бывшей девушкой пристали двое пьяных мужиков. Спустя несколько оскорбительных реплик, один из них схватил меня за пальто и ударил по груди. Такого я стерпеть не могла, поэтому ему в лицо прилетела струя перца.

Я считаю, что создатели закона о превышении самообороны никогда не оказывались в реальной ситуации спасения своей жизни. Женщин среди них, скорее всего, тоже не было. Потому что иначе закон бы учитывал физические данные нападающего и жертвы, уровень опасности, окружающую обстановку. Что мне делать, если я нарвусь на бухого бывшего спецназовца, нетренированного так, что перец на него не действует? Что делать, если мне не удастся убежать, пока противник обездвижен баллоном? Закон о превышении самообороны на эти вопросы отвечает однозначно: надо расслабиться и дать им сделать с собой все, что они захотят.

Катя
Ключи
Готова к самообороне с 18 лет


На меня нападали несколько раз. В пятнадцать лет возвращалась из школы и услышала за спиной топот. Обернулась - увидела вдалеке бегущего мужчину. Стала успокаивать себя, что это не за мной, но прибавила шагу. Топот усиливался. Он подбежал и обхватил меня руками, прошипел «иди ко мне». Я была уже на адреналине, поэтому резко скинула с себя его руки и сорвалась с места. Получилось убежать.Уже несколько лет я собираю и записываю истории знакомых о пережитом насилии. Ему подвергалась каждая вторая моя подруга.

Превышения мер самообороны достаточно сложно избежать. Хотя бы потому что, в отличии от меня, насильник не скован рамками закона, он вообще за них вышел, и церемониться со мной вряд ли будет. Я же физически сильна и знаю, на что способно тело человека во время аффективных состояний. Часто мне страшно не за то, что на меня нападут, а за то, что я в попытках защититься кого-нибудь покалечу. Даже защищаясь ключами, можно значительно превысить меры самообороны. Было бы здорово, если бы вообще не требовалось ни от кого обороняться.

Кира
Тайский бокс, нож и перцовый баллон
Готова к самообороне с 14 лет


Я слишком часто слышу от друзей о домашнем насилии, об избиениях на улице, и это ужасно. Один раз при мне налетели человек 20 и избили 2 моих подруг за «неправильный» внешний вид. На протяжении многих лет я ловлю на себе неодобрительные взгляды, постоянно слышу разные высказывания. Ко мне подходят агрессивные люди, угрожают и начинают докапываться до моего «не женского» внешнего вида. Выяснения по поводу моей ориентации и пола - вообще отдельная тема. Никогда не знаешь, выльется ли это в физическое насилие или нет.

Вряд ли при нападении ты будешь думать о том, как бы аккуратно защититься, чтоб не навредить нападающему. В голове будет только одна мысль: «‎как мне себя спасти?»‎.

Катя
Складной нож и толстая книга
Готова к самообороне с 14 лет


Моих подруг грабили среди бела дня, отбирали сумки или телефоны, пытались затащить в машину. На одну приятельницу постоянно поднимал руку муж, потому что она просила его не пить так много. Я была уверена, что на этом их брак закончится, но нет, простила — «он был нетрезв, извинялся». На меня саму неоднократно нападали. Однажды незнакомый мужчина на улице захотел примерить мою шляпу. Я отказала и отошла. Он начал кричать, что я не смею так с ним говорить, что я «глиста, сука, очкастое у***е с дерьмом на голове». При этом он подходил все ближе и ближе, брызгал слюной. Люди рядом вообще никак не реагировали. Он замахнулся на меня кулаком, и тут меня взяла злость. Я поняла, что не буду себя уважать, если допущу такое. В голове судорожно пронеслось содержимое сумки: кошелек, булочка, седьмой том Гарри Поттера. Им-то я и решила отбиваться. Меня спас транспорт: поднырнув под рукой нападающего, я вскочила в закрывающуюся дверь маршрутки и уехала. В дороге плакала от страха и обиды.

Прошлым летом на меня напал мужчина прямо у кассы супермаркета. «Лысая, уродка, алкоголичка, шлюха». А я просто стояла с покупками. Продавщица вяло попросила его перестать, я пригрозила вызвать полицию. Товарищ ответил, что полицию он имел по-всякому, я размахнулась и сделала вид, что сейчас ударю его в висок кулаком. Он никак не отреагировал, даже не отшатнулся, и я убежала. Было стыдно, что я не смогла его осадить словами.

Переключить реакцию с «замри» на «беги» или «сражайся» не так просто, если речь идет обо мне. Тумблер щелкает и ярость застилает глаза только тогда, когда надо защитить ребенка или животное. Превысить самооборону — это за оскорбление ударить топором, за пощечину — переломать руки. Но если кто-то отравит мою собаку, мне будет сложно не выйти из себя и не пожелать расправы здесь и сейчас. Чем сильнее горе, тем больше аффект. Как измерить моральные страдания и найти им эквивалент в физической боли? Этого еще не придумали. Насилие порождает насилие, и все, что можно сделать — быть добрее и терпимее друг к другу каждый день.

Маша
Нож, газовый баллончик
Готова к самообороне с 15 лет


Я знаю множество историй о нападении от своих подруг и родственниц. На обеих моих бабушек нападали на улице, одна попала в больницу после этого, а вторая умерла. Моя подруга получила разрешения на ношение пистолета и какое-то время носила его постоянно. Она боялась не абстрактных злодеев, а бывшего партнера, который избивал и насиловал ее, а когда она смогла уйти из отношений, то стал ее преследовать.

Мужчины навязчиво пытаются со мной познакомиться, преграждают путь, трогают, зажимают в транспорте, иногда просто толкают, и это случается чаще, чем раз в неделю. Мне очень повезло, на меня ни разу в жизни не нападали так, чтобы я не смогла убежать. В физическую конфронтацию я вступала только однажды, когда работала в офисе рядом с институтом, и постоянно по пути на работу пересекалась с двумя студентами. Они придумали забаву - резко перегораживали путь и кричали в лицо, смеялись и шли дальше (удивительно, насколько часто разные парни делают так). Когда это в очередной раз произошло, я не выдержала, схватила того, кто кричал, за одежду, и с силой толкнула его от себя. Я ушла, а они кричали вслед оскорбления, но больше мне на глаза не попадались.

Я думаю, что законы о самообороне написаны так, будто это регламент честного поединка, типа не применяйте нож, если вас бьют кулаками. Но по факту если кто-то напал на меня с голыми руками - я, женщина, вряд ли смогу хоть как-то защитить себя без оружия. Смысл самообороны в том, чтобы остановить нападающего, а не проверить, кто лучше умеет драться, поэтому мне существующие законы кажутся очень странными, я не понимаю, кого они защищают. Я ношу с собой нож и знаю, что если мне когда-то придется его достать, ситуация не кончится для меня хорошо. Но лучше сидеть в тюрьме, чем быть мертвой.

Ё
Складной нож, цепь, скейт
Готова к самообороне с 14 лет

Наблюдая и переживая насилие, я осознала, что не хочу больше терпеть. Надо ставить мужчин на место, показывая, что женщины могут и будут давать отпор. Мое первое столкновение с насилием случилось в 7 лет. Я лежала в больнице, а пацан лет 16 домогался с предложением "быстренько потрахаться". Я разозлилась и отогнала его иглой, угрожая выколоть ему глаза. В младшей школе в класс ввалилась пара старшеклассников и стали нас задирать. Я в резкой форме обозначила, что им будет от взрослых. Один раскрыл нож у моего лица, чтобы напугать. Но я ощущала ярость и желание дать сдачи. Они опешили и свалили. С 10 до 14 лет меня били родители. На первом курсе одногруппники заперли меня в душевой и с гоготом обсуждали типа, как бы меня изнасиловать сообща (я была единственной девочкой в группе). В 17 лет мой партнер, зацикленный на порно садист с педофильскими наклонностями, надругался надо мной и не раз грубо использовал во всех планах. После моих неоднократных попыток расстаться я вычеркнула его из своей жизни.

Бывший парень лучшей подруги расстрелял ей ноги из травмата. Пару лет спустя другой БП душил её, прижав к авто. Приятельницу один из бывших разбудил как-то ночью, тряс и вжимал в постель, затем стащил на пол за волосы.

Женщинам надо уметь защищаться всеми доступными методами от агрессии, а мужчинам — не совершать насилие. Жаль, почти никого такому с детства не учат.
В России это определение используется неадекватно. Возможно, стоит изучать способы самозащиты, выбирать тонкие, но действенные. И обязательно привлекать внимание общественности к этой проблеме.

Марина
Крик
Готова к самообороне с 14 лет


Если что-то случается, я начинаю чудовищно визжать, так, что у самой потом болит голова. Носить с собой какое-то оружие я боюсь, потому что, во-первых, не уверена, что смогу ударить человека, во-вторых, не умею драться и не очень рассчитываю на свою реакцию. хотя иногда иду по улице ночью, сжимая в кулаке ключи на манер кастета. Очень сомневаюсь, что смогу этой конструкцией кому-то в реальности повредить.

В школьном возрасте двое мальчиков постарше пытались затолкать меня в квартиру одного из них, но мне удалось убежать. Пару лет назад, зимним вечером, ко мне подбежал мужчина, и одной рукой обхватил меня со спины, а другую попытался засунуть между ног. Я заорала практически на ультразвуке и он убежал. За секунду перед глазами промелькнули все возможные варианты развития событий, и я максимально остро чувствовала, что я физически слабее, и возможно, мне п****ц. А еще обидно, что это было практически возле моего дома, словно мужик пришел ко мне домой. Кроме этого, естественно, было много кэтколлинга и случаев, когда человек не просто отпускает комментарии, а некоторое время преследует по улице.

У всех, с кем я об этом разговаривала, есть истории домогательств и нападений, которые начинаются с раннего детства и не прекращаются никогда. Это комментарии от взрослых мужчин, знакомых и незнакомых, по поводу внешности, которые девочки получают с дошкольного возраста. Это попытки мужчин засунуть руки под одежду в общественном транспорте — из-за этого мы с одноклассницами носили циркули в карманах, когда ездили на метро. Это эксгибиционисты — пока я не увидела такого чувака в одном плаще на детской площадке, думала, что это фольклор. Нескольких моих подруг изнасиловали.

Человек должен иметь право защищаться, если на него нападают. Человек, который пытается кого-то избить, изнасиловать или нападает на улице, должен знать, что он это делает на свой страх и риск. Если я иду по улице и никого не трогаю, а на меня кто-то нападает, виноват в этом всегда и в любом случае он, а не я, а я должна иметь законное право защищать свою жизнь и здоровье как могу.

Юлия
Фонарь на телефона, удобная обувь, быстрый шаг
Готова к самообороне с 14 лет


Этой зимой я возвращалась с работы около десяти вечера. В соседнем дворе человек закричал: "какого х** ты тут ходишь ночью, бабы должны сидеть по домам в такое время!". Потом вышел из машины и направился в мою сторону. Я не стала дожидаться, пока он подойдет, и побежала к подъезду. Было страшно и непонятно, как себя защитить.

Я живу в Барнауле, здесь много плохо освещенных пешеходных мест с кучей пивнушек, возле которых каждый вечер тусуются пьяные компании. Мои основные средства самообороны — удобная обувь, фонарик и быстрый шаг.

Участие в этом проекте для меня также одна из возможностей противостоять насилию. Пока незнакомые мужчины указывают, как мне себя вести, оценивают мою внешность и поступки, я хочу иметь право защитить себя. Мое поведение и внешность не повод и не провокация.

Надеюсь, что мне не придется обороняться физически, потому что я боюсь сесть за превышение. Сейчас я уверена только в том, что после ситуации применения самообороны мне будет сложно доказать правосудию ее необходимость.

Ксения
Фонарь американских полицейских, ботинки с металлическими вставками
Готова к самообороне с 16 лет


Я ношу фонарь, который мне подарил отчим, чтобы не боятся ходить поздно по темным улицам. Фонарем можно и подсвечивать дорогу, и в случае чего отбиться от людей, представляющих для меня опасность. Ботинки - самый незаметный способ самообороны. Когда я их надеваю, мне спокойно выходить в стремные места в любое время суток.

Необходимо знать, как правильно использовать свое средство защиты так, чтобы не причинить значительный вред здоровью и жизни. Не использовать те средства, которые могут убить с одного удара.

Марго
Перцовый баллон
Готова к самообороне с 20 лет


В своем воображении я пользуюсь перцовым баллоном, когда кричу "пошли н***й!" группе из трех крепких парней, орущих "лесбиянки сосут х**!". Когда показываю фак водителю, который вылез из тачки и осыпает меня ругательствами, чуть не задавив на пешеходной зоне. Когда захожу в феминистское пространство, предварительно прочитав пост бонов о том, что сегодня будут "накрывать фемок". Но что самое важное - когда иду в темноте по своему району. Иду спокойно, не ускоряя шаг и не вздрагивая от шорохов. Безусловно, баллон не дает неуязвимости, но мне достаточно знать, что я смогу сделать хоть что-то, чтобы защитить себя, не сев при этом на десятку.

Меня пронесло мимо физических стычек, но стремных ситуаций было много. Например, когда мне было 18, я работала сисадминкой допоздна и возвращалась домой на окраине города, где по дороге были только стройка и парк. Трижды на этой дороге меня преследовали разные мужчины, уговаривали пойти с ними, сесть в машину и так далее Тогда я выбирала тактику ничего не отвечать и имитировать разговор по телефону.

Превышения самообороны невозможно избежать. Защитить себя во время нападения может быть сложно, потому что женщин до сих пор репрезентуют как слабых и немощных, и многие из нас впитывают это с социализацией. Дополнительным препятствием к нормальному желанию проявить отпор силой является крепкое нежелание сесть. Законодательная ситуация сводит на нет эмпауэрмент в подобной телесной сфере.

Ксюша
Нож
Готова к самообороне с 16 лет


Как-то я шла по своему району с новой знакомой, и она такая — «о, меня в этом месте однажды чуть не изнасиловали. Просто шел за мной мужик, скрутил меня и повалил, но я бежала». Я о***ла, ведь это сквер, через который я постоянно проходила в разное время суток, привычное вроде место... получается, что насилие может случиться везде.

Сама постановка вопроса о том, можно ли избежать превышения самообороны, неверная. Жертва — это жертва, насильник — это насильник. Побои, домогательства, изнасилования — это инициатива и ответственность агрессора. Но в России это до сих пор безнаказанно, так как не принят закон в защиту жертв. 80% женщин, сидящих по статье "убийство", защищались от нападения. На их местах должны сидеть насильники, как и сотрудники полиции, не сопутствующие расследованию дел. Необходимо предотвращать сами случаи и наказывать нападающих, жертвам должна быть оказана защита, реабилитация и поддержка, насильникам — уголовная статья.

О публикации материаЛов проекта
Полная или частичная публикация материалов этой страницы возможна только после личной договоренности с автором.
Made on
Tilda